Внесудебная конфискация. Необходимость или рейдерство “по-новому”?

Все мы являемся свидетелями бурного обсуждения законопроекта о внесудебной конфискации. Это очередная попытка быстрого совершенствования законодательства. Но скорость всегда отображается на качестве. Поэтому снова имеем некачественный законопроект, который не соответствует законодательству Украины и международно-правовым нормам.

 

Этим "документом" предлагается дополнить Уголовный процессуальный кодекс Украины (УПК) новой главой 24-1 «Особенности обращения в доход государства денежных средств, ценностей и доходов от них до принятия приговора суда».

 

В ней, по мнению авторов необходимо предусмотреть, что обращение в доход государства денежных средств, ценностей и доходов от них до принятия приговора суда допускается только по уголовным производствах относительно:

1) коррупционных преступлений, связанных с: присвоением, растратой имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением; принятие предложения, обещания или получения неправомерной выгоды должностным лицом; незаконного обогащения; злоупотреблением влиянием;

2) легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем;

3) создание преступной организации.

 

Разработчики уверены, что обращению в доход государства могут подлежать денежные средства, ценности (в том числе находящиеся на банковских счетах или на хранении в банках или других финансовых учреждениях), доходы от денежных средств и ценностей.

 

В случае выявления при расследовании указанных преступлений, обращение в доход государства денежных средств, ценностей и доходов от них будет осуществляться исключительно при условии, если:

1) владелец указанных денежных средств, ценностей и доходов от них не установлен;

2) владельцем денежных средств, ценностей и доходов от них есть подозреваемый или третьи лица, которым эти денежные средства, ценности и доходы были переданы подозреваемым в нарушении уголовного производства или во время его проведения, однако ни он, ни указанные лица не могут доказать законность их происхождения, а их размер не соответствует декларируемым (официальным) доходам этих лиц.

 

Указанный законопроект противоречит положениям Конституции Украины, Уголовного кодекса Украины, Гражданского процессуального Украины, Уголовно-процессуального кодекса Украины, Европейской конвенции о правах человека. Также он нарушает права граждан на собственность, могут быть непричастны к совершению коррупционных преступлений, а также «игнорирует» права добросовестных приобретателей.

 

Вот несколько аргументов.

Неясным остается почему именно изменения вносятся в УПК Украины. Ведь предлагается норма, которая предусматривает обращение в доход государства денежных средств, ценностей и доходов от них в случае, когда их владельцем является подозреваемый или третьи лица, которым эти денежные средства, ценности и доходы были переданы подозреваемым в нарушении уголовного производства или во время его проведения , однако ни он, ни указанные лица не могут доказать законность их происхождения, а их размер не соответствует декларируемым (официальным) доходам этих лиц (п. 2 ч. 4 ст. 297-6 проекта). Таким образом, в фактически предлагается введение конфискации имущества (которая согласно предписаний ст. 59 Уголовного кодекса Украины признается одним из видов уголовного наказания) до вступления в силу обвинительного приговора суда, которым конкретное лицо признается виновным в совершении того или иного преступления.

 

Более того, такая конфискация может быть применена к "третьих лиц", то есть граждан, которые не обязательно знали о том, что получили имущество у правонарушителя. Тем самым нарушается один из основных конституционных принципов - презумпция невиновности, согласно которому лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена ​​обвинительным приговором суда (ч.1 ст. 62 Конституции Украины).

 

Согласно ст. 41 Конституции Украины никто не может быть противоправно лишен права собственности. Право частной собственности является нерушимым. Принудительное отчуждение объектов права частной собственности может быть применено только как исключение по мотивам общественной необходимости, на основании и в порядке, установленных законом, и при условии предварительного и полного возмещения их стоимости. Принудительное отчуждение таких объектов с последующим полным возмещением их стоимости допускается только в условиях военного или чрезвычайного положения. Конфискация имущества может быть применена исключительно по решению суда в случаях, объеме и порядке, установленных законом.

 

Если представить, что законопроект принят, были бы созданы возможности для якобы «законной» экспроприации имущества у невиновного лица. В частности, такая возможность возникает, когда покупателю определенного имущества впоследствии предъявляется подозрение в совершении преступления и в ходе досудебного расследования оказывается, что он не может доказать законность происхождения средств, за которые приобрел соответствующее имущество.

Лицо, являющееся продавцом имущества, в такой ситуации не может и не должна обладать информацией о законности происхождения средств, которые она получила в обмен на имущество. Однако, по логике законопроекта эти средства будут в нее изъяты и направлены в доход государства, а продано ней имущество или останется в собственности подозреваемого или также будет конфисковано государством после приговора суда.

 

Международный опыт

Конфискация без суда применяется во многих странах, особенно в юрисдикциях обычного права, где действует независимая судебная ветвь власти. Однако, даже в США и Великобритании, такой инструмент используется параллельно с уголовным производством. По законодательству США предусмотрена блокировка и замораживание некоторых активов, основываясь на исполнительных распоряжениях, без предварительного решения суда. Однако, эти процедуры не предусматривают прекращение прав собственности. Нормы определяют возможность обжалования таких решений в суде в соответствии с определенного перечня процессуальных норм.

 

Применяется такой институт и в некоторых европейских странах, однако с учетом того, что собственник имущества имеет все гарантии и стандарты для защиты конституционного права.

 

Учитывая изложенное, законопроект о внесудебной конфискации является неконструктивный.

 

Кроме этого, авторам законопроекта необходимо сначала определиться в вопросе, что такое внесудебная конфискация - это мера обеспечения уголовного производства или наказание, которое применяется без суда? В любом из этих случаев есть исключительные обстоятельства, исключающие реализацию таких положений закона, поскольку конфискация имущества априори не может считаться мерой обеспечения уголовного производства, а наказание в виде конфискации имущества может быть применено только по приговору суда в предусмотренных законом случаях.

 

Таким образом, вполне логичное решение о том, что проект нуждается в существенной, дополнительной доработки, поскольку в украинских реалиях конфискация без суда, даже при условии, если будет выписана в законодательстве со всеми правовыми гарантиями защиты владельцев имущества, имеет все шансы превратиться в еще один инструмент борьбы с неугодными и стать новой рейдерской схеме.

 

Тем более в КПК было введено институт специального предварительного расследования, применение которого дает возможность восстановить нарушенные преступлением права граждан и государства. Осталось только профессионально его применять, а не

 

Татаров Олег Юрьевич, старший партнер
ООО «Правовая Корпорация «Татаров, Фаринник, Головко»

Свяжитесь с нами