Требуйте сатисфакции!

Признание неконституционными законодательных положений, к сожалению, не приводит к автоматическому возмещению нанесенного их действием вреда. Впрочем, есть достаточно оснований для того, чтобы получить сатисфакцию за нарушенные права. Главное — правильно определить субъект, который несет за это ответственность.

Ответственность за нарушение

Термин «сатисфакция» (от лат. Satis - «достаточно» и facere - «делать, выполнять») редко применяется в юриспруденции. Как правило, в правовых актах речь идет о «возмещении», то есть «то, что возвращается кому то за причиненный ущерб, расходы».

На мой взгляд, это не совсем правильно. Никакое возмещение не может быть полным, поскольку ощущение человека, которого, например, неконституционным способом лишили имущества, пренебрегли честью и достоинством, нанесли ущерб здоровью и т.п., материальными благами это можно утолить лишь незначительно. Поэтому правильным было бы применение «справедливой саимсфакции» как степени ответственности за нарушение законности для обновления в социальном статусе пострадавшего лица и тому подобное.

Конституционный Суд, руководствуясь принципами верховенства права и справедливости законов, рассмотрел вопрос о конституционности норм более чем 150 законов и правовых актов. Согласно принятым решениям более 100 положений признаны неконституционными, и как следствие они потеряли силу со дня принятия соответствующего решения. Безусловно, среди этих актов были и те, применение которых нанесло материальный ущерб или моральный вред физическим или юридическим лицам, нуждающимся в компенсации.

Какие последствия решения КС?

Самый свежий пример - положение Налогового кодекса, признанные неконституционными решением КС от 27.02.2018 №1-рп / 2018.

Согласно ч.3 ст.152 Конституции материальный или моральный ущерб, причиненный физическим лицам действием неконституционных положений Налогового кодекса, должен быть возмещен государством в установленном законом порядке. Однако реализация этого права существенно усложняется из-за отсутствия самого закона, что влечет правовую неурегулированность основных вопросов компенсации:

• определение органа государственной власти, в компетенцию которого входит возмещение материального и морального вреда, причиненного лицам неконституционными действиями и актами, и пределы его полномочий по этим вопросам;

• установление правил обращения к нему и процедуры рассмотрения;

• порядка обжалования решений этого органа;

• порядка исчисления размера денежной компенсации за причиненный материальный и моральный ущерб;

• определение понятия «действий, которые признаны неконституционными», которое принято в ч.3 ст.152 Конституции, поскольку Основной Закон его не предоставляет. А в полномочия КС относится решение вопросов о конституционности исключительно нормативно-правовых актов или (как исключение) их проектов (стст.157 и 158 Конституции), а не действий.

Однако факты бездеятельности парламента по поводу законодательного урегулирования вопросов, связанных с восстановлением справедливости в отношении лиц, пострадавших от противоправных действий, не ограничиваются неприятием акта, предусмотренного ч.3 ст.152 Основного Закона.

В этом контексте можно обратиться к ч.3 ст.8 Конституции, которой ее нормы определяются нормами прямого действия, а также гражданам гарантировано право обращения в суд для защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина. Впрочем, возможность реализации этого права до сих пор не получила ни должного научного обоснования, ни соответствующего законодательного урегулирования, а была лишь предметом научных дискуссий.

Еще одной проблемой, которая имеет непосредственное отношение к вопросу компенсации, является определение правовых последствий признания закона (его отдельных положений) неконституционным.

Согласно ст.91 закона «О Конституционном Суде Украины» «законы, другие акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу со дня принятия КС решения об их неконституционности, если иное не установлено самим решением, но не ранее дня его принятия ». Последняя часть этого положения вызывает удивление, поскольку де-факто Суду предоставляются полномочия продлить действие правового акта, которым неконституционным способом урегулированы определенные правоотношения.

Пенсия как собственность

Вернемся к решению №1-рп / 2018, которым суд признал неконституционным включение в налогооблагаемый доход части пенсий (в частности индексации) или ежемесячного пожизненного денежного содержания в сумме, превышающей 10 размеров прожиточного минимума для лиц, утративших трудоспособность.

Было ли вследствие действия этой нормы нарушено право собственности граждан, получавших пенсии в «чрезмерном» размере? Право на мирное владение своим имуществом, предусмотрено Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Европейский суд по правам человека трактует довольно широко. В частности, в решении по делу «Muller v. Austria» ЕСПЧ квалифицировал выплату пенсий как право собственности лица, а, соответственно, невыплату - как нарушение этого права.

Итак, признав неконституционными положения НК, КС, по сути, прекратил ограничения права собственности граждан со стороны государства, которое действовало в течение 4-х лет и априори нанесло ущерб определенной категории граждан.

Автоматически не возместят

Для того чтобы понять, можно ли возместить эти убытки, найдем ответы на такие вопросы.

Во-первых, относятся эти убытки к материальному или моральному вреду, причиненного актами и действиями, которые признаны неконституционными? Ответ однозначен - относятся.

Во-вторых, должны ли они возмещаться государством при отсутствии закона, который устанавливает порядок такой компенсации? Учитывая положения ст.8 Конституции, согласно которой:

• в Украине признается и действует принцип верховенства права (ч.1)

• ее нормы являются нормами прямого действия;

• обращение в суд для защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина непосредственно на основании Конституции гарантируется (ч.3) - должны.

Есть ли решение КС для органов государственной власти, в частности Пенсионного фонда, основанием начать выплаты соответствующих сумм в качестве компенсации материального и морального вреда, причиненного законом, который признан неконституционным? Скорее всего - нет.

Как отмечал в свое время судья КС в отставке Юрий Баулин, «отличительным признаком методологии конституционного судопроизводства является метод абстрагирования (от лат. Abstrahere - «отвлекать») от конкретных обстоятельств, которые служили основанием для возбуждения ходатайства о решении вопросов, относящихся к компетенции Суда и которые, как правило, подробно изложены в конституционном представлении, обращении. Это следует из конституционных положений, которые не относят к полномочиям Суда оценку степени влияния неконституционного положения закона на решение суда общей юрисдикции, и не предусматривает автоматической его отмены. Согласно действующему процессуальному законодательству решение КС о неконституционности положений закона отнесено только к основаниям для пересмотра судебного решения».

К кому подавать?

Можно предложить несколько вариантов инициирования выплаты возмещений пострадавшим лицам.

Если гражданин или группа граждан обращались ранее в суд с иском о незаконном ограничении конституционного права на собственность и им было отказано в этом, они могут обратиться в суд с ходатайством о пересмотре такого решения по исключительными обстоятельствами.

Второй вариант: если гражданин или группа граждан ранее не обращались в суд по этим вопросам, они имеют право на иск. При этом следует иметь в виду, что ответчиком в таком случае должно быть само государство. Ведь органы исполнительной власти, которые взимали налог с пенсий, действовали на основании действующего в то время закона и в пределах своих полномочий, а следовательно, предписаний стст.6 и 29 Конституции не нарушали.

Также не может быть ответчиком парламент, хотя и принял законодательные положения, которые были признаны неконституционными, однако является коллегиальным органом, который состоит из народных депутатов.

К тому же согласно позиции КС, сформулированной в решении от 3.10.2001 №12-рп / 2001, «ст.32 закона «О Государственном бюджете Украины на 2000 год» и ст.25 закона «О Государственном бюджете Украины на 2001 год»  фактически вводится гражданско-правовая, а не публично-правовая ответственность органов дознания, предварительного (досудебного) следствия, прокуратуры и суда за причиненный гражданам незаконными действиями этих органов материальный и моральный ущерб. В то же время Конституция гарантирует гражданам в таких случаях право на возмещение вреда за счет государства, а не за счет средств на содержание этих органов».

 

ВИТАЛИЙ ШАПТАЛА, ЮРИСТ ПРАВОВОЙ КОРПОРАЦИИ «ТАТАРОВ, ФАРИННИК, ГОЛОВКО»

 

http://zib.com.ua/ru/print/132465-za_deystvie_nekonstitucionnih_aktov_dolzhno_rasschitatsya_go.html

Свяжитесь с нами