И на право есть управа

Одним из самых прогрессивных институтов, который появился в результате судебной реформы, закономерно считается институт последствий за злоупотребление процессуальными правами. Однако из-за отклонения законодателя от принципа правовой определенности толкования судом этих норм нельзя назвать предсказуемым, что и доказывает первая практика их применения.

Не качеством, так количеством

Так, в ч. 2 ст. 45 Кодекса административного судопроизводства, ч. 2 ст. 43 Хозяйственного процессуального кодекса, ч. 2 ст. 44 Гражданского процессуального кодекса установлено, что в зависимости от конкретных обстоятельств суд может признать злоупотреблением процессуальными правами действия, противоречащие задаче судопроизводства. И приводится ориентировочный, но не исчерпывающий перечень таких нарушений из 5-ти пунктов.

Конструкция ч. 2 ст. 45 КАСУ, ч. 2 ст. 43 ГПК, ч. 2 ст. 44 ГПК содержит неисчерпаемый перечень злоупотреблений процессуальными правами, о чем свидетельствует формулировка «действия, противоречащие задаче судопроизводства, в частности ...». Таким образом законодатель отдал на волю суда определение других форм злоупотребления, которые противоречат задачам судопроизводства. И некоторые из них слишком абстрактны с точки зрения правовой определенности («заведомо безосновательный иск», «очевидно искусственный характер», «необоснованное объединение исковых требований» и т.д.), может осложнить их эффективное применение на практике.

Наверное, наиболее «простой» с точки зрения толкования есть такая форма, как представление нескольких исков к одному и тому же ответчику с тем же предметом и по тем же основаниям и тому подобное. Это позволяет попасть на рассмотрение к «нужному» для истца судье благодаря манипуляциям с автоматическим распределением дел.

Узнать о том, на кого «расписано» дело, было и остается возможным уже через несколько часов после подачи иска. В таком случае истец просто ждет, когда дело будет распределено на желаемого судью. За остальные исковые заявления, как правило, просто не уплачивается судебный сбор.

Так, в постановлении Днепровского районного суда г. Киева от 19.01.2018 (дело №755/17376/15-ц) сказано следующее: «При приведенных обстоятельствах с учетом того, что сейчас принято решение о принятии заявления к производству, судья считает необходимым оставить данное заявление о признании исполнительного листа не подлежащим исполнению, без рассмотрения, поскольку в производстве судьи Днепровского районного суда г. Киева ... находится на рассмотрении заявление с тем же предметом и по тем же основаниям, а представление стороной должника - заявителем и его представителем - двух аналогичных по содержанию заявлений в совокупности содержат признаки манипулирования автоматическим распределением дел».

Как следствие, суд признал действия одной из сторон злоупотреблением процессуальными правами и оставил соответствующий процессуальный документ без рассмотрения.

Оболонский районный суд г. Киева отказал в удовлетворении иска, поскольку выяснил, что истец уже неоднократно обращалась к тому же ответчику с тем же предметом, по тем же основаниям, меняя только года и даты желаемых документов в своем иске. «Таким образом, суд приходит к выводу, что истец злоупотребляет своими процессуальными правами, подавая в суд иски с идентичными исковыми требованиями и которые, по сути, имеют искусственный характер», - констатировали в решении от 30.01.2018 (дело №756/203/18).

В постановлении того же суда от 09.01.2018 принято во внимание, что «представитель истца точно знал, что в производстве Оболонского районного суда г. Киева находится гражданское дело, производство по которому открыто в мае 2016 года, поскольку участвовал в заседании и совершал другие процессуальные действия». Однако обратился от имени истца в суд с аналогичным иском, не выполнив при этом требования п. 10 ч. 3 ст. 175 и ч. 4 ст. 177 ГПК. Поэтому суд пришел к выводу, что «указанный представитель злоупотребляет своими процессуальными правами, что не допускается». Как следствие, и иск (дело №756/51/18) оставлен без рассмотрения.

Искусственные иски

Сейчас уже появляется одиночная практика применения положений о представлении заведомо необоснованного (искусственного) иска. Например, в постановлении Окружного административного суда г. Киева от 15.01.2018 (дело №826/13977/17) сказано: «Киевским окружным административным судом принято постановление от 14.11.2016, вступившим в законную силу, по иску гражданина Чехии Лица 2 в административном деле №810/493/16, которое является тождественным иску по административному делу №826/13977/17». Эти обстоятельства, по мнению ОАСК, «делают невозможным рассмотрение дела №826/13977/17 по сути, свидетельствуют об очевидно искусственном характере спора, а обоснование истцом своих требований имеют признаки злоупотребления процессуальными правами».

Соглашаясь с общей логикой, изложенной в постановлении, хотим обратить внимание на то, что суд не конкретизировал, в чем именно заключалась «искусственность», по сути отождествляя п. 2 и п. 3 ч. 2 ст. 45 КАС. Считаем, что искусственность иска очевидна при наличии споров между связанными лицами (о чем достоверно известно судье и что следует из материалов иска), когда де-факто обе стороны представлены одними лицами или же в случае, когда иск подается в целях воспрепятствования другому производству (например, для остановки последнего).

В интересах волокиты

«Наиболее интересными» с практической точки зрения формами злоупотребления являются действия, направленные на затягивание и препятствование рассмотрения. Для Украины установление ответственности за это является очень важным событием, ведь наше государство не раз становилось ответчиком в Европейском суде по правам человека по делам об обеспечении права на справедливый суд в контексте продолжительности рассмотрения (см., например, решения по делам «Мерит против Украины» , 2004 г .; «NB против Украины», 2008 г .; «Антоненков и другие против Украины», 2005 г.).

В то же время в отдельных решениях ЕСПЧ отмечал, что «заявителей нельзя обвинять за то, что они используют средства, предоставленные им в соответствии с национальным законодательством для защиты своих интересов» (см., например, решения по делам «Сафьянникова против Украины», 2007 г .; «Силин против Украины», 2006 г.).

В деле «Калиниченко против Украины» (2007 г.) ЕСПЧ отметил, что «ходатайство заявителя о возвращении дела на дополнительное расследование не было безосновательным, ведь в конце концов оно было поддержано районным судом». В этом деле Суд констатировал, что факт проведения ряда экспертиз не оправдывает длительности производства. «Повторные ходатайства заявителя удовлетворялись, поскольку национальные органы государственной власти соглашались, что материалы, представленные следственными органами, были неполными».

В Украине уже начала формироваться практика применения ответственности за затягивание процесса. Так, в постановлении Апелляционного суда г. Киева от 30.01.2018 (дело №752/9752/16-ц) отмечено: «Действия лица 2 по неоднократному обращению в суд с указанной апелляционной жалобой на постановление судьи Голосеевского районного суда г. Киева от 11.07.2016 признаются злоупотреблением процессуальными правами, что является основанием для возвращения данной апелляционной жалобы, а также применение к Лицу 2 меры процессуального принуждения, предусмотренной ст. 144 ГПК, в виде предупреждения».

Хозяйственный суд г. Киева в постановлении от 08.02.2018 (дело №910/19543/17) отметил: «При такой совокупности обстоятельств представление истцом апелляционной жалобы на определение суда, действие которого исчерпано, суд рассматривает как злоупотребление процессуальными правами стороны, что, в свою очередь, нарушает права других участников этого процесса и требования названных конвенции и кодекса, является основанием для возвращения такой апелляционной жалобы».

Аналогичное обоснование содержится в постановлении Апелляционного суда г. Киева от 30.01.2018 по делу №761/15852/17.

В постановлении Апелляционного суда г. Киева от 17.01.2018 (дело №752/16103/15-ц) сказано, что «представление трех апелляционных жалоб на одно и то же определение об открытии производства, а также представление данного заявления о разъяснении решения свидетельствует о недобросовестном осуществлении представителем Лица 1 своих процессуальных прав, поскольку такие действия направлены на затягивание рассмотрения дела по существу и препятствуют своевременному рассмотрению и разрешению гражданского дела, которое не находит своего решения из-за постоянной передаче дела в апелляционный суд более двух лет».

Киевский апелляционный хозяйственный суд в постановлении от 26.12.2017 (дело №910/3220/17) отметил: «Учитывая, что до начала рассмотрения дела представители сторон высказались об отсутствии отводов состава суда, а отвод коллегии судей было заявлено после отклонения части ходатайств Ответчика 2, суд пришел к выводу о злоупотреблениях представителем своими процессуальными правами путем заявления заведомо необоснованного отвода, что влечет оставление такого заявления без рассмотрения на основании ч. 3 ст. 43 ГПК».

Надеемся, в ближайшем будущем будут сформированы позиции относительно безосновательного заявления ходатайств о проведении экспертизы, вызове свидетелей (если ранее сторона не желала пользоваться этими возможностями), о безосновательном переносе судебного заседания (что приобрело систематический характер), которые также, очевидно, направлены на затягивание процесса.

«Дискреции» подсудности

Ранее путем привлечения «дополнительного» соответчика можно было искусственно изменять подсудность дела. Классический пример - введение поручителя в кредитных правоотношениях в качестве соответчика или заключения фиктивных договоров для такого привлечения.

Судебной практики по вопросу искусственного изменения подсудности пока мало. Так, в постановлении Шевченковского районного суда г. Киева от 29.01.2018 (дело №761/25910/17) отмечено: «Из требований истца усматривается искусственное объединение исковых требований и заведомо ложное привлечения Лица 1 в качестве ответчика, поскольку объяснения истца, что доведение ПАО «КБ «Надра» к банкротству осуществлено исключительно по решению мажоритарного собственника, ответчика по делу Лица 2, который в свою очередь является владельцем уставного капитала ответчика по делу Сentragas Holding GmbH, является только предположением, а потому требования по взысканию именно с Лица 2 остатка невыплаченного банковского вклада и взыскании убытков являются безосновательными и искусственными, а требования признания ответчиков виновными в нарушении законодательства присуще уголовному праву». Со ссылкой на ч. 3 ст. 44 ГПК суд оставил исковое заявление без рассмотрения.

В постановлении Красногвардейского районного суда Днепропетровска от 30.01.2018 (дело №204/625/18) говорится: «Поскольку исковые требования к Лицу 2 не предъявлены, считаю, что привлечение ее в качестве соответчика по делу безосновательно и совершенно с целью изменения подсудности данного дела, что, по мнению суда, является злоупотреблением процессуальными правами». Поэтому иск был возвращен заявителю.

Окружной административный суд г. Киева сделал вывод о злоупотреблении истцом процессуальными правами, что выразилось «в необоснованном и искусственном объединении исковых требований с целью изменения подсудности дела». «Из материалов искового заявления четко видно, что Лицо 1 не согласен именно с вынесенными к нему постановлениями о наложении административных взысканий за нарушение требований природоохранного законодательства, пропуском ими срока обращения в местный общий суд с соответствующим иском, в свою очередь, послужило основанием для обращения к Государственной экологической инспекции с соответствующими жалобами, суть которых сводится к несогласию с действиями должностных лиц ГЭИ в Киеве во время проведения проверки и составления предписания № * и акта № ** » - указано в постановлении от 26.01.2018 (дело №826/17458/17). А спор должны рассматривать местные суды как административные.

Вместо выводов

Злоупотребление процессуальными правами - серьезное препятствие на пути построения правового государства и независимого суда как ее составляющей. Введение в законодательство ответственности за такие действия является серьезным шагом вперед, который приближает Украину к желаемым европейским стандартам судопроизводства.

Впрочем, судебная практика применения новых институтов только формируется. Это означает, что уже в ближайшее время Верховный Суд будет необходимо дать четкие и понятные ориентиры по применению новых норм права и определения новых понятий и категорий. Ведь они, к сожалению, в определенных случаях являются слишком абстрактными, что, в свою очередь, не позволяет судам воспользоваться ими сполна.

Найти баланс между правом на справедливый суд, доступностью правосудия и злоупотреблениями участников дела - вещь нелегкая, однако необходима для окончательного обновления судебной системы.

 

ВИОЛЕТТА МОНАСТЫРСКАЯ, ЮРИСТ ООО «ПРАВОВАЯ КОРПОРАЦИЯ «ТАТАРОВ, ФАРИННИК, ГОЛОВКО»; НАТАЛЬЯ ДРИГВАЛЬ, АДВОКАТ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ УПРАВЛЯЮЩЕГО ПАРТНЕРА, РУКОВОДИТЕЛЬ ДЕПАРТАМЕНТА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ АО «ТАТАРОВ ФАРИННИК ГОЛОВКО»

 

http://zib.com.ua/ua/print/132212-yaki_dii_rozcinyuyutsya_yak_zlovzhivannya_i_yak_na_ce_reaguy.html

Свяжитесь с нами